Я в интернете

В Телеграм публикую анонсы на самые интересные заметки.

В Твиттер помимо ссылок на заметки пишу всякую ерунду.

По РСС и Джейсон-фид трансляции для автоматических читалок.

Если хотите, можете подписаться на рассылку или включить push-уведомления.

Обещаю не надоедать и не отправлять рекламу. 😉

Расшифровка записи с мысленосителя

Я иду по Русаковской улице… В Москве… Ночью. Хотя, ночью это уже тяжело назвать, светает… Причём, очень быстро. Я видел дом… Высоченный, громадный дом… Многоэтажный. И в нём горело только одно окно. Я всегда мечтал увидеть, как оно гаснет. И мне удалось. Сбылась мечта идиота, так сказать. Да: это окно погасло. Не сразу — сначала погас верхний свет, потом, видимо, там за столом ещё было [неразборчиво], хотя звучит абсурдно. Вот.

Потом мне пришла ещё одна интересная мысль в голову… Ну, как — мысль… Воспоминание. Воспоминание из прошлого, из детства… Нет, это тяжело описать словами. Это просто… Да и едва ли это вообще можно описать словами. Нужно прожить мою жизнь, чтобы понять. А так — я попытаюсь описать вкратце.

Сейчас мою голову просто переполняют воспоминания из прошлого, просто такие краски сейчас на улице, такая атмосфера… Просто это прекрасно. Бесконечно прекрасно. [Писк светофора]. И это тоже прекрасно… По-своему.

Мне так хотелось бы, чтобы кто-нибудь сейчас просто был бы рядом. Да и, может быть, кому-нибудь написать или позвонить, но у меня всё, что только можно разряжено, кроме диктофона, который всё никак не сдаётся… Герой… умственного труда.

А я всё иду… смотрю вдаль. И… нет: не так даже! Я иду навстречу рассвету. Да. В небе уже не та утренняя дымка, которая наблюдалась раньше, совсем… ранней… поздней… Не знаю, как сказать! Ой… А! Свет погас! Это волшебно. Теперь улицы не подсвечиваются и ещё не слишком светло, чтобы… нет… Не знаю, как описать. Правда не знаю.

Справа — свет — жёлтый… за… забором. На улице — темно. Сверху падает ещё не проснувшийся свет синего… фиолетового… и немного бежевого, быть может, цвета. И это волшебно. Ещё несутся куда-то машины, опять поехали… Их так много… А если обернуться назад, то можно увидеть… толпу… из зданий… они теперь так далеко… Не знаю, сколько я уже прошёл. Мне так не хочется почему-то возвращаться назад.

В здании, которое сейчас могу созерцать впереди меня, очень напоминающее хрущёвку… а, возможно, это оно и есть… В окнах отражается непроснувшееся солнце. То есть… оно ещё не отражается, но уже видно свет, который готовится взойти на престол. И это тоже прекрасно. Равно как и всё, что я сейчас вижу.

Я… Наверное, это лучший день вообще всей моей жизни. Я просто чувствую бесконечную свободу. Как с утра я встал — поехал в Ступино, после — в Москву, на Павелецкий вокзал, потом — в Щёлково… за воспоминаниями… И далее уже — обратно в Москву, сначала — вечернюю, потом — ночную, а теперь — утреннюю. И что же это такое? Я вижу вдалеке здания, совсем-совсем далеко, окутанные дымкой, даже… не совсем окутанные, но… ещё не проснувшиеся здания… на тёмных улицах ещё не проснувшейся Москвы.

Часы. Наконец-то нашёл я часы. Опять повстречал их. И сейчас без двух минут три. И мне остаётся всего лишь ждать один час до того, как вокзал вновь вокзал заработает. А в пять часов две минуты — моя электричка. Я, признаться, не знаю, как я буду возвращаться… Хоть я шёл только прямо, но как я буду смотреть назад теперь? Как я могу предать этот закат, эти облака, которые наливаются непроснувшимся красным цветом? Это солнце, эту темноту, это… это забвение, в которое погружен сейчас город!

Светофор горит яростно-красным цветом, так, что… будто это новое солнце взошло. Старый светофор: скорчился, стоит на одной ноге… А вот ещё один светофор. Но он уже стоит прямо, ровно… Смотрит куда-то вдаль задумчиво, вглядчиво… Интересный товарищ, однако.

А-103. Щёлково. МКАД. Ух ты! Улица Тишина. Двести метров. Интересная улица! А… Матросская тишина… Эх, а я-то думал… Ну, впрочем, тоже хорошо: хоть где-то она есть.

Я иду вниз и весь мир идёт сейчас со мной вниз по этой улочке. Никого здесь нет. Такая сокровенная тишина, пустота… Такая… Таинственная, непоколебимая, необычная, доселе неизведанная… Я — первооткрыватель! Я первый нашёл эту пустоту. Потому что для меня это — моя пустота. Это моё открытие. Каждый её открывает заново. Вновь. По-своему. Все — первооткрыватели. Как бы грустно это ни звучало.

Каждый человек с его собственной Вселенной сталкивается с нашей Вселенной (уже всем порядком наскучившей) и начинает своё путешествие… Знакомится с другими Вселенными, которые, в свою очередь, знакомятся со Вселенной его. Что же это получается? В этом мире всё слишком просто, чтобы говорить об этом просто. Нам приходится усложнять [неразборчиво].

А что касаемо Вселенных — Вселенные знакомятся с нашей обычной, всем привычной Вселенной по-разному. Для всех она разная. У всех разное мироощущение, мировоззрение. Все чувствуют эту жизнь по-разному. Если вижу я её сейчас, как вижу я её сейчас, как… Нет, не так. Уже с ума схожу потихоньку… Заговариваюсь. Если вижу я её сейчас так, как вижу я — то никто не может увидеть её так, с такого угла обзора, как только могу увидеть конкретно я. Это моя привилегия. Моё преимущество. И у других есть своя привилегия, своё преимущество предо мной в их взгляде на этот мир. Каждый в нём видит что-то своё. Для каждого он выглядит совершенно по-разному.

На этом всё. И сейчас три часа… три часа ночи, семь минут. На этом всё.

Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
 44   2019  
Что почитать